Правовые аспекты охранного телевидения: скрытое наблюдение

Получение видеоинформации с помощью охранного телевидения может затрагивать аспекты частной жизни персонала и других людей, находящихся на территории охраняемого объекта, и тогда может рассматриваться как нарушение прав граждан на неприкосновенность личной жизни и поэтому подпадать под статью 138 УК РФ «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений с помощью специальных технических средств».
На практике это означает следующее: если изображения граждан могут быть идентифицированы на видеозаписи, полученной системой видеонаблюдения, то данные эти рассматриваются как персональные. Имеется в виду узнавание личности по характерным информационным признакам – чертам лица, особенностям фигуры или осанки, а также идентификация действий в определенной степени.
Яркий пример. На одном из крупных объектов была установлена скоростная поворотная камера с большим оптическим увеличением, предназначенная для оперативного наблюдения событий на площади перед КПП и на автопарковке. И первое, что сделали охранники, – навели эту камеру на окно женской раздевалки и так развлекались, пока не увидели там жену одного из присутствующих.
В Великобритании, где, как известно уже насчитывается более 4 млн камер, видеоданные, используемые организациями и содержащие изображения граждан, подпадают под действие закона о защите данных от 1998 г. (Data Protection, DPA), поэтому операторы систем безопасности осуществляют свою деятельность в рамках норм, предписанных законом.
Но что такое неприкосновенность видеоданных и где проходит граница между правомочным и неправомочным применением охранного телевидения? Использование видеокамер в бытовых целях законом не регулируется. Например, при охране гражданином собственного жилища, имущества и жизненных интересов. При этом допускается попадание в кадр улиц и территорий, непосредственно прилегающих к охраняемому жилищу. Например, для камер, установленных по периметру охраняемого участка.
Также не является неправомочной деятельностью получение данных с помощью видеокамеры, если те же самые данные можно получить и невооруженным зрением с общедоступного места. Здесь, однако, должен быть учтен масштаб наблюдения.
Главным критерием правомочности применения охранного телевидения является четко обозначенная законная цель получения видеоинформации и ее ответственный потребитель, а также следующие ограничивающие мероприятия:
– выбор масштаба наблюдения, не превышающего требований оперативных задач;
– маскирование приватных зон полей зрения камер;
ограниченное время хранения архива;
– недопустимость составления ретроспективных выборок по изображениям конкретных лиц вне задач охраны;
– персональная ответственность операторов и других пользователей видеоинформации за превышение полномочий;
– принятие мер против перехвата, неконтролируемого копирования и распространения видеоинформации;
– информирование людей о видеонаблюдении на территории, где именно и кем проводимым (например, табличка с надписью: «Ведется круглосуточное видеонаблюдение»).

Во всех остальных случаях нарушение неприкосновенности личной жизни допускается только при проведении оперативно-розыскной деятельности. Согласно федеральному закону ФЗ № 144 от 12.08.95 (ред. от 5.04.2013 с изменениями, вступившими в силу с 19.04.2013) «Об оперативно-розыскной деятельности» запрещается проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами.
Постановление правительства РФ от 10.03.00 № 214 содержит «Список видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, ввоз и вывоз которых подлежат лицензированию»:
п. б) Телевизионные и видеокамеры, обладающие, по крайней мере, одним из следующих признаков:
– закамуфлированные под бытовые предметы;
– имеющие вынесенный зрачок входа (pin-hole);
– работающие при низкой освещенности объекта (0,01 лк и менее) или при освещенности на приемном элементе 0,0001 лк и менее.
Иными словами, техника, упомянутая в списке, предназначена для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности, а, следовательно, может применяться лишь государственными спецслужбами, перечень которых приведен в постановлении правительства РФ от 1.07.96 № 770.
Однако скрытое наблюдение может не попадать под эти ограничения в случаях, когда не используется запрещенная техника.
Напомним цели скрытого видеонаблюдения: негласное получение видеоинформации об информационных признаках и действиях фигуранта, в том числе находящегося в мертвой зоне и невыгодном ракурсе остальных открыто установленных камер, а также сбережение от вандализма скрыто установленных камер.
Легальная скрытая установка, как было сказано, не допускает маскировки под бытовые предметы. Но, например, охранный датчик не попадает под это ограничение, так как он предназначен именно для охраны и в нем может быть размещена камера. Также не ограничивается размещение видеокамер в конструктиве помещений, например, в косяках дверей, в рамах витрин.
Другой легальный прием скрытого видеонаблюдения – открытая установка камеры с отвлечением от нее внимания. Например, камера с фальшивым оборванным кабелем, но скрытым действующим. Или камера, открыто размещенная на книжной полке среди похожих предметов, фотоаппаратов, объективов. А еще лучше за тонированным стеклом. Фактически скрытой является телевизионная камера, значительно удаленная от сцены наблюдения и снабженная длиннофокусным объективом. Такая установка камеры дополнительно дает следующие преимущества:
– наиболее благоприятный ракурс за счет увеличения угла между осью визирования и плоскостью локализации информационных признаков, в данном случае лица фигуранта;
– возможность наблюдения в близком масштабе разноудаленных объектов за счет большого продольного увеличения.
Что касается специализированных камер с объективом типа pin-hole (точный перевод – «отверстие от укола булавкой», а вовсе не «игольное ушко», как иногда можно встретить даже в солидных документах), то следует различать объективы с вынесенным зрачком, применение которых регламентируется, и объективы с передней линзой малого диаметра, не ограниченные в применении. Последние, кстати, зачастую не позволяют получить высококачественного изображения, поскольку выполнены по упрощенной схеме, малосветосильны, дают неравномерное по полю разрешение и освещенность изображения.

Рис 4.8.1 Оптическая схема объектива с вынесенным зрачком. Δ – величина выноса входного зрачка

Таким образом, для правомочности такого рода наблюдения надо получить отрицательный ответ на вопросы:
Является ли наблюдение оперативно-розыскной деятельностью?
Являются ли используемые технические средства (телекамеры) специальными средствами для получения негласной информации?
Итак, чтобы не иметь противоречий с законом, надо продемонстрировать, что вы не Большой Брат, не занимаетесь оперативно-розыскной деятельностью, а охраняете (и только охраняете) свое или корпоративное имущество и жизненные интересы и не используете запрещенную технику.
Раз существуют скрытые камеры, то должны быть и обнаружители скрытых камер.
Оптические обнаружители скрытых камер действуют по принципу оптической локации и позволяют обнаружить зрачок видеокамеры за счет эффекта световозвращения или «обратного блика». Отражающей поверхностью лазерного импульса является вовсе не поверхность передней линзы объектива, а поверхность сенсора камеры. Очевидно, что не имеет значения, включена камера или нет. Дальность действия таких локаторов обычно от 2 до 10 м. Хорошо обнаруживаются камеры без ирисовой диафрагмы, камеры с ручной диафрагмой и гораздо хуже – камеры с автоматической диафрагмой, поскольку в выключенном состоянии у них диафрагма закрыта до F-Stop.
Действие радиотехнического обнаружителя основано на анализе определенных участков электромагнитного спектра на предмет излучений, свойственных только видеокамерам. В отличие от обнаружителей видеокамер, работающих по оптическому принципу, он не требует пристального монотонного осмотра всех плоскостей помещения, а позволяет в течение считанных секунд определить наличие работающей скрытой видеокамеры и уже затем найти ее.
В дополнение обратим внимание читателя на еще один правовой аспект охранного телевидения. Видеозапись, насколько бы она ни была подробной, не является в процессуальном смысле прямым доказательством по делу (directo argumentum), а лишь некоторым документом, имеющим значение для расследования (УПК, ст. 74. п. 2.6, ст. 84 п. 2). И дело даже не в том, что цифровая запись может быть модифицирована, хотя существуют способы подтверждения уникальности записи. Самое главное – несет ли эта видеозапись сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель, адвокат в порядке, определенном УПК, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, т. е. этот факт устанавливается субъективно. В дополнение к видеоматериалам могут использоваться другие сведения – показания свидетелей, протоколы следственных действий, материалы судебной экспертизы и др., которые совокупно с видеоинформацией приводят судебные органы к выводу о действительном наличии сведений о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения в прениях сторон судебного процесса.

Источник: http://www.tzmagazine.ru/